В наше время психология считается чуть ли не таким же «маяком»,
каким раньше была философия, но уже не познания, а личного успеха в
бизнесе, здоровье, любви, карьере, она становится незаменимым
инструментом торговли, рекламы, идеологии, политики, управления массами и
т.д. Причем у каждого психолога (индивидуального или коллективного)
свой рецепт, свой диагноз и свой прогноз. Все они говорят на разных
языках и нередко в чем-то напоминают астрологов или гадалок. Лишь
немногие на самом деле являются психологами, как говорится, от Бога, и
вот они действительно владеют редким искусством перевода с языка одной
психики на язык другой, а также следуют древнему правилу «не навреди!».
Но что же произошло с психологическим знанием, почему оно так и не
смогло стать научным?


Причина все та же: до сих пор психологи не знают самого главного –
что у них в руках, каким «инструментом» они пользуются, и каким
пользуются другие. До сих пор не созданы ни теория «происхождения видов
психики», ни научно обоснованная, практически пригодная классификация
этих «видов» рода «человек», ни тем более «таблица Менделеева» для
гуманитарной области. Задача действительно с очень многими неизвестными,
ведь психика в этой области является и субъектом, и инструментом, и
предметом познания, и носителем информации. По теореме Геделя ни одна
система не может быть ни достаточно познана, ни в достаточной мере
описана изнутри самой системы. Как же удается человечеству накапливать
объективное знание о своей психике? Об этом мы тоже будем говорить.


К сожалению психология сразу после своего рождения начала брать
пример с естественных наук, но, оставшись без поддержки философии,
училась как раз не тому, чему нужно было учиться. Точные естественные
отрасли знания поначалу убедили молодую, неопытную психологию, что
«души» нет, и нужно заниматься телом, там искать причины психических
явлений. С одной стороны, психология сразу же стала чисто прикладной,
эмпирической, умножая и нагромождая кучу статистики, создавая несколько
«языков» описания разнообразных явлений или употребляя одинаковые слова,
которые на самом деле обозначали у каждого свое.


С другой стороны, некоторые психологи стали чисто академическими
писателями-философами: делая вид, что занимаются проблемами психики
пусть абстрактного, но «человека», они усердно переводили каждый на свой
язык все, что запомнили из курса философии и то, что подсказывал их
собственный тип психики. Они не получили в подарок от философии набор ее
чудесных инструментов, у математики и физики не научились точности, у
биологии – способности видеть единство в многообразии. Зато психология
научилась имитировать «точные исследования», став похожей на психическую
фармацевтику с молодой коммерческой хваткой…


Так или иначе, но целью познания стало не устойчивое, абсолютное и
вечное в границах каждой системы, а только преходящее, поверхностное и
всем хорошо видимое. Не нахождение меры, гармонии, единства человека
внутри себя, с другими людьми, с природой и социумом, а лишь
узко-практический, частно-эгоистический результат, сразу ощутимый.
Желательно в денежной или другой товарной форме.

simtim.org/node/3503